Наталия Барсукова: «Йога – это любовь»

Полная гармония, никакой боли и плавность постижения нового – на таких постулатах строится особая йога. Человеку непосвященному это словосочетание может показаться непонятным. Но мамы детей, имеющих сложности в развитии, прекрасно знают: это – йога для их детей. В Нижнем Новгороде особой йогой занимается Наталия Барсукова, врач, сертифицированный инструктор беби-йоги по системе Birthlight, инструктор особой йоги центра «Сияние».

— Пожалуй, не существует ребенка, которому была бы вредна йога, — уверена Наталия. – Никакие сложности в физическом или интеллектуальном развитии не могут стать препятствием для того, чтобы заниматься ею. Более того: йога позволяет ребенку «примириться» с другими, гораздо менее приятными занятиями. Среди детей, с которыми я занимаюсь, много ребят с ДЦП. Помимо йоги они посещают медицинские центры, где вынуждены терпеть необходимые для них, но довольно болезненные процедуры и тренировки. Они устают от этого, им тяжело, им плохо… А на йоге ребята приходят в себя, улыбаются. Ведь главный наш принцип – ненасилие.  Ребенку должно быть хорошо – это главное.

— Но, может, если хорошо – то и эффекта не будет?

— Эффект будет. Йога позволяет привести организм в более гармоничное состояние, «подтянуть» те функции, что пока отстают, или активизировать те, что могут их заменить. Ну и наполниться умиротворением – это тоже важно. Вообще, дети, которые занимаются йогой, развиваются лучше.

— Тогда противоположный вопрос: зачем мучить детей болезненными медицинскими занятиями?

— За границей зачастую не мучают. Там, если ребенок с ДЦП не может ходить, его принимают таким, какой он есть. В России же родители вынуждены прикладывать все усилия, делать все возможное и невозможное, чтобы поставить его на ноги и научить ходить.

— Почему?

— В Европе инвалидная коляска – не помеха в мобильности. Да и не только в Европе. Я недавно общалась с мэром одного из небольших израильских городков. У его дочери ДЦП. Он говорит: «Нет, мы не собираемся ее мучить болезненными процедурами, зачем? Утром я сажаю ее в машину, везу в школу – обычную общеобразовательную школу, где она учится вместе с другими детьми. Да, передвигается на коляске, ну и что? Вечером на машине дочка едет домой, где тоже все приспособлено для свободного передвижения». В России же человек на коляске просто не выйдет в одиночку из подъезда. Поэтому научить ребенка ходить – это для нас вопрос первостепенный. Но за постоянными занятиями мамы порой забывают, что ребенка надо любить.

— И что с ним надо просто быть.

— Да. Физически они – рядом, мыслями же – в поисках очередной чудодейственной методики, которая спасет малыша. А йога «разрешает» расслабиться, почувствовать ребенка, принадлежать ему полностью – как минимум, во время занятия. И это дает потрясающий эффект, родители и дети становятся по-настоящему близкими, чувствующими друг друга людьми. Вообще, обучаясь под руководством Джо Меньюэл, можно сказать, мирового гуру особой йоги, я поняла: йога – это любовь, которую ты транслируешь ребенку и получаешь от него.

Прекрасные слова. Но в жизни ребенка что-то меняется после занятий йогой?

— Безусловно. На одном из семинаров, который проводила Джо, она показала нам видеозапись двухлетней давности. К ней привели мальчика с аутизмом. Невероятно красивого, но – очень «тяжелого». Его приемная мама (она усыновила мальчика из детдома) признавалась, что пока не может найти к нему ключик: у него случались приступы агрессии. Сильные – во время одного из них он сломал маме нос. На первом занятии с Джо мальчик просто бегал. Практически все 45 минут. Носился по комнате, срывал занавески, бросался на стены. А потом нам показали другое видео, снятое совсем недавно. Тот же мальчик спокойно и охотно повторял за Джо все асаны и было видно, что йога приносит ему удовольствие. Мама говорила, что приступы агрессии прекратились практически полностью.

— Потрясающая история!

— Это норма! Для особой йоги – это норма. Я сейчас занимаюсь с малышом – он незрячий и при этом еще и с аутизмом. Мы не сразу установили с ним контакт, но сейчас он тоже занимается, обнимает меня и говорит на своем языке: «Я тебя люблю».

— То есть детей, у которых после занятий йогой не наступает улучшений, не бывает?

— Бывают родители, которые не готовы ждать. Как правило, после первого занятия не происходит ничего. После второго тоже. Порой и после третьего, и после четвертого… и мамы говорят: «Значит, это не для нас», — и прекращают ходить на йогу. А между тем, ребенок всего лишь проходил процесс адаптации – да, у каждого он длится по-разному. Я советую всем мамам каждый день заниматься йогой дома: хотя бы по 5-10 минут, но делать асаны, упражнения на дыхание. Во-первых, это очень помогает от простуды, во-вторых, мозг не успевает «забыть» нужные нам асаны. Вообще, йога – это образ жизни, его нельзя включить один раз в неделю на занятиях, а потом выключить.

— А с какого возраста можно заниматься особой йогой?

— Одна мама спросила меня: «Вы думаете, ребенка в полтора года можно научить правильно дышать?» Что я могла ей ответить? Моей младшей дочке Таисии полтора года. У нее синдром Дауна и она умеет правильно дышать. Мы с Тасей начали заниматься йогой в 2 месяца. И на протяжении всей ее жизни периодически слышали от врачей, массажистов и дефектологов: «У вас ребенок такой развитый!» Я отвечала: «Мы занимаемся йогой» — «А, ну, тогда понятно». Причем я бы не сказала, что Тася, например, начала очень рано ходить. Но кто знает, во сколько она сделала бы свой первый шаг, не будь в ее жизни йоги? Она растет спокойной, уверенной в себе девочкой. У нас не было никаких проблем с младенческим сном – все это, мне кажется, мы «получили» благодаря особой йоге.

— Вполне возможно: человеческий организм до сих пор ведь таит в себе немало загадок.

— Да, эта книга не то, что не прочитана, а даже, на мой взгляд, не до конца раскрыта. Но мы видим, как йога гармонизирует весь организм, как включает его компенсаторные возможности. Единственное, снова подчеркну – заниматься нужно каждый день.

— Йога для особых детей существует, это понятно. А есть ли специальная йога для особых взрослых?

— Конечно. Вырастая, люди не теряют потребности в занятиях. Например, самой старшей ученице Джо Мэньюэл уже 65 лет. Я пока не могу похвастаться такими «возрастными» учениками, но и наши дети растут, крепнут, взрослеют – и наверняка не оставят занятия йогой. А возможно, и сами станут инструкторами.

— Я видела иностранный ролик, где особую йогу преподает девушка с синдромом Дауна.

— Уверена: наши дети справятся ничуть не хуже, когда вырастут.

Инновационный центр «Сияние»:  г. Нижний Новгород, ул.Искры, дом 1

http://siyanie-nnov.ru/

Светлана Иконникова

Фотографии предоставлены Наталией Барсуковой

Источник

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс